Влияние школы чань на искусство в Китае

Буддизм и искусство » Влияние школы чань на искусство в Китае

Страница 1

Буддизм проник в Китай в период расцвета государства Северная Вей. Буддийские монастыри стали играть важную роль в культурной и политической жизни. По всей стране начали строить грандиозные монастырские комплексы, вырубленные в скале, деревянные храмы и многоярусные башни – пагоды для буддийских реликвий. Например, Юньган – Храм Заоблачных Высот (IV–VI вв.), Лунмэнь – Ворота Дракона (VI–IX вв.). Искусство для образованных людей Китая было настолько естественным приложением сил, как и общественная деятельность. Пагоды имели обязательно нечетное (счастливое) число этажей.

Слово «чань» (в Японии «дзен») произошло от индийского «дхьяна» – сосредоточение, медитация. При исследовании вклада школы чань в китайскую литературу одним из первых возникает вопрос об определении феномена «чаньская литература». Его обычно трактуют как «чань на бумаге», но если внимательно вглядеться в литературную традицию, то среди многообразия авторов и школ китайской литературы XII–XIII вв. можно разглядеть традицию, сложившуюся под влиянием учения чань.

Например, при раскопках в храмовом комплексе вблизи Дуньхуана (Северо-западный Китай) обнаружили 28 рукописей китайского автора Ван Фаньчжи (VI–VII вв.), что доказывает популярность у широкого круга читателей. Причина интереса не только в буддийских мотивах, но и в земном чувственном характере его стихов, в которых слились элементы народной культуры Китая с идеями тщетности людского бытья. Земной, фривольно-чувственный характер чаньской поэзии пробуждал в свое время у многих поэтов интерес к мировоззренческой платформе этого учения. Впоследствии возникла и обратная связь, когда актуальные для творцов поиски воздействовали на характер чаньского творчества. В результате этого взаимодействия китайская литературная традиция XII–XIII вв. стала рассматривать поэзию как средство духовного самоуглубления и философского осмысления мира. «Просветление» же, проповедовавшееся школой чань, превратилось в проникновение в сущность окружающей действительности на более высоком поэтическом уровне. Поэтому для средневековой китайской поэзии нетипичны религиозно-ритуальные мотивы, чаньская литература содержит вместо теологических канонов стихи светского содержания, притчи и диалоги, чья жизненность оказывается порой на границе с гротеском. Это не ограничивалось областью литературного творчества, даже наиболее четко оно наблюдается в чаньской архитектурной, живописной и иконографической традиции.

Художник выступает в роли инструмента Абсолюта, Бога, а творчество его предстает как исполнение. Он словно бы не создает образы, а обнаруживает их.

Поэтому искусство видеть сущность вещей, способность отыскивать живописное, эстетическое начало мира выступает как основной, более значительный момент, чем воплощение определенного образа. Свойства мастера боевого искусства и творца содержат важнейший общий элемент: отстраненность от индивидуального момента в творчестве.

Исторически сложилось так, что все виды боевых искусств Китая и других стран дальневосточного региона в течение последней 1,5 тысячи лет развивались и функционировали на высшем уровне мастерства на основе на основе даосско-чаньской психокультуры и психометодологии. В отличие от у-шу живопись не стала монополией психокультуры чань-буддизма, хотя психологическая традиция и связанная с ней техника живописи не прерывались и прослеживаются в творчестве выдающихся художников вплоть до новейшего времени. Охватив многообразный круг явлений, живопись отразила и преклонение перед красотой Вселенной, мир животных и растений, городской быт. Самостоятельными жанрами живописи являются: жэньу (люди), хуа-няо (цветы-птицы), Шань-шуй (горы-воды). Философская идея «великого в малом» выражена в том, что одна ветка, один цветок или птица вмещали в себе всю Вселенную. Создание живописного свитка чаньским художником на психометодологическом уровне анализа можно сопоставить с актом «тамешивари» в карате (прием, когда каратист ударом кисти руки ломает дощечку или кирпич). Для сознания художника характерно присутствие основных психологических компонентов: потеря ощущения собственного «я» выход за пределы субъектно-объектных отношений, т.е. художник находится в состоянии медитации. Как и в боевых искусствах, гипнотическое воздействие на сознание оказывается ритуализированная процедура подготовки к занятию живописью. К художнику приходит чувство единства с природой, «растворение» в ней, пустотность сознания.

Техника исполнения в чаньских боевых искусствах и живописи осуществляется на уровне бессознательного психического. Она вне медитации не осуществима. Мистическая идеология боевых искусств и живописи отражает в философско-религиозной форме ощущение творческой личности чаньской психокультуры.

Страницы: 1 2

Еще по теме:

"Тренинг и муштра"
Константин Сергеевич Станиславский заложил главные основы системы работы актера над собой, которую он назвал "Тренинг и муштра". Область сценического творчества Станиславский поверял научными открытиями И.И. Павлова и И.М. Сечен ...

Технология плавки
Перед плавкой печь или тигель тщательно очищают от остатков шлаков и металла от предыдущих сплавов. Тигли изложницы и плавильный инструмент (мешалки, шкребки) очищают от окалины, следов расплава и окрашивают защитной краской. Ковши подогр ...

Поздний импрессионизм И.Э. Грабаря
Принадлежность Игоря Грабаря к русскому импрессионизму никогда не оспаривалась. Наряду с Коровиным он наиболее ярко дал свой вариант импрессионизма. Однако стилистическую его основу трактовали по-разному. С одной стороны, его неоднократно ...

Актуально о культуре

Художественная культура


Художественная культура есть многосторонний процесс и результат эстетического преобразования сферы человеческой жизнедеятельности...

Разделы