О "фантастических" возможностях генофонда человека

Информация о культуре » История культуры в тисках софистики » О "фантастических" возможностях генофонда человека

Сложнее с вопросом “состыковки” генокода и социокода (культуры), ее роли в процессе становления личности. И не только отдельно взятой личности, но и в деле формирования мышления целых этносов. Здесь софистика не пытается сдавать свои позиции. Но, спрашивается, где и кем доказано, что только что родившийся ребенок несет в своем организме программу (генокод), которая, если она не будет табуирована культурой, превратит его в существо с животными, звериными инстинктами? Наука, в частности психология, давно доказала, что родившийся ребенок не обладает никакими мотивами и желаниями, порождающими не культурой, а какими-то биопрограммами. Родившийся ребенок, его организм испытывает лишь нужду в пище, воде, кислороде и тепле необходимого диапазона.

Конечно, чисто теоретически трудно искать истоки становления психики, а с ней и культуры личности, а значит истоки психики целого этноса, которого представляет эта личность, в характере общественных отношений, в системе исторически сложившейся культуры, которую вынужден осваивать каждый индивид, каждое поколение, вступающее в жизнь. Значительно труднее, чем апеллировать к генетической наследственности. Исследуая действие законов социума можно понять, что стихия психики и интеллекта личности формируется не под воздействием биологических (генетических) программ, а является продуктом воздействия социальных отношений, в том числе явлений культуры. "Животные инстинкты", которые якобы проявляются в сфере практических отношений людей, никак не являются продуктом биотической программы, детерминирующей свободу поведения личности. Свобода приобретается каждым индивидом за счет освоения норм и ценностей наличной культуры. В этом аспекте ближе к истине те исследователи, которые доказывают, что на основе этой культуры и прочих социальных связей и отношений формируются в каждой личности ребенка первичные, исходные психические, а значит и интеллектуальные образования[См.9. С.23].

Тот факт, что ряд теоретиков стремится объяснить зависимость психических образований индивида и даже норм ее культуры от генетической наследственности, цепко держит в “плену” мышление даже кое-кого из видных мыслителей XX века. Этой точки зрения придерживается, например, Конрад Лоренц. Он пишет о врожденных структурах поведения, мышления и речи, которые выработаны в ходе эволюции человеческого вида и хранимы в геноме этого вида. “Общее свойство, - пишет он, - всех коренящихся в наследственном материале программ поведения - их резистентность по отношению к изменяющим влияниям, исходящим от человеческой культуры”. Эти программы не только обладают силой сопротивления (резистентностью) таким влияниям, но и “составляют остов, в некотором смысле скелет нашего социального, культурного и духовного поведения, определяя тем самым форму человеческого общения” [10. С.52]. Эти выводы весьма заманчивы. От них, говоря скромно, просто дух захватывает. Как же: в микроскопической структуре генома закодированы программы, определяющее наше социальное, культурное и духовное поведение и общение.

Логический изъян этих и им подобных суждений тот, что здесь в непосредственную связь ставятся явления очень далеко отстоящие друг от друга. Они построены, говоря образно, по принципу: бузина в огороде, а дядька в Киеве. Конечно, между бузиной и этим дядькой, как между структурой генома и духовным общением человека, можно проследить длиннейшую, многотысячную цепь опосредований. Но это безбрежно-мозаичное опосредование никак не говорит о том, что, скажем, бузина в огороде является реальным остовом, скелетом, программой поведения дядьки в Киеве. Как по форме, так и по содержанию эти суждения не отличаются от тезиса, что не палач, а гильотина отнимает жизнь у человека помимо его воли.

Еще по теме:

Музей в библиотеке: опыт создания и функционирования
Переход в новое тысячелетие для многих публичных библиотек стал переходом и в качественно новое состояние, для которого характерны не только расширение содержания деятельности и традиционных функций, но и изменение их социально-культурной ...

Предметный мир стиля рококо
Рококо – продолжение барокко, только более упрощенное. Барокко попало на время правления Людовика XIV. Франция в то время была законодательницей моды на создание предметного мира. После смерти Людовика XIV оказалось, что на комфорт и роск ...

Краткое содержание комедии «Трумф», или «Подщипа»
Немецкий принц Трумф влюбился в Подщипу, дочь русского царя Вакулы. Подщипа любит и обручена со Слюняем, русским князем. Трумф решает добиться Подщипы силой – начинает военную кампанию против царя Вакулы. Достаточно успешно: занимает пре ...

Актуально о культуре

Художественная культура


Художественная культура есть многосторонний процесс и результат эстетического преобразования сферы человеческой жизнедеятельности...

Разделы