О попытках свести культуру к простейшей клеточке

Информация о культуре » История культуры в тисках софистики » О попытках свести культуру к простейшей клеточке

Суждения о культуре рефлектированные при помощи терминов частных наук - биологии и психологии, информатики и семиотики - дают искаженное знание о предмете исследования. Давно доказано, что невозможно постигнуть и изложить истину о сложном предмете, оперируя категориями, описывающими его простейшие образования. Науке известен печальный опыт, когда терминами механики пытались изложить истину об организме человека? Каждому теоретику известен афоризм, что анатомия человека – ключ к анатомии обезьяны, а не наоборот [6. Т.12 С.731]. Или говоря иначе: знание свойств кирпича не дает еще истины о том, каким будет дом, возведенный из данного материала.

Подобный подход совпадает с принципом редукционизма. В последнее время он стал применяться в теории культуры. При помощи этого принципа все сложное и развитое пытаются свести к самой простейшей дискретной единице, присущей природным предметам. Ищут такую единицу и в системе культуры, в которой якобы аккумулируется и передается информация о любом ее феномене. Сторонники редукционизма считают, что “законы культуры, если таковые существуют, не могут вступать в противоречие с законами биологии, химии, физики” [7. С.111]. Если таковые существуют, то, мол, можно выделить подобную единицу, что “обеспечит очередной прорыв в исследовании культурной эволюции” [7. С.112].

Редукционисты мыслят слишком прямолинейно. Ведь культура есть качественно иное образование, чем явления биологии, химии и физики. Прямая аналогия законов биологии, химии и физики с законами культуры совсем неуместна. В системе культуры, как и во всем обществе, законы присущие природному миру, действуют совсем в иной форме и содержании. Речь идет о системе, в основе которой лежит деятельность духа, разума человечества. Мысль исследователя здесь вступает совсем в иной мир явлений и отношений, хотя и представленный в вещественной форме (в произведениях искусства, техники, в языке, в системе практических отношений людей и т.п.). Как невозможно познать свойства воды на основе изучения свойств ее составляющих элементов, так и невозможно прибегать к “допущению, что культура состоит из дискретных единиц”, зафиксированных или в структуре мозга человека или же в огромном мире ее феноменов.

Испытывая трудности в применении разумно-теоретического метода познания, исследователи культуры впадают в другую крайность. Пытаются при помощи всеобщих, философских универсалий определить все многообразие образований (феноменов) культуры. Так, в энциклопедии сказано, что многообразные феномены культуры “представлены мировоззренческими универсалиями (категориями культуры), которые в своем взаимодействии и сцеплении задают целостный обобщенный образ человеческого мира” [3. С.65]. Опять путаница. Оказывается, огромный мир культуры представлен всего лишь мировоззренческими универсалиями, т.е. философскими категориями. Например, такими понятиями как пространство, время, движение, количество, качество, человек, сознание, добро, зло, совесть, справедливость и т.п. Здесь анализ культуры подменен гносеологическими размышлениями.

Создавая путаницу о культуре, эта работа содержит много других софистических вольностей. Например, при освещении роли языка в системе культуры. “Важнейшим видом социокода, - отмечается в этой работе, - регулирующего человеческую жизнедеятельность, является естественный язык. Он не только позволяет описывать человеческий опыт, но и порождает новый опыт в процессе коммуникации. Структура языка задает определенный образ мира, способ фрагментации и синтеза его объектов” [3. С. 63-64]. Из этого наукообразного изложения следует выделить одно существенное заблуждение. Язык, речь никогда не порождает новый опыт в процессе коммуникации. Новый опыт рождается, шлифуется при помощи интеллекта (разума) человека в “пламени” практики. Язык выступает лишь универсальным средством выражения, закрепления и передачи этого опыта. Если бы язык “рожал” новый опыт, то самые большие болтуны и демагоги были бы великими новаторами и творцами.

Еще по теме:

Деятельность Кендзи Экуана
В 1980-90 гг. активно развив-ся и японский дизайн, наиболее крупной фигурой котор. являлся диз-р с мировым именем Кендзи Экуан. Президент ассоциации японских дизайнеров, член сената ИКСИД. Экуан был удостоен наград многих нац-х и междунар ...

Киноязык
Несомненно, кино - это самое распространенное и самое могущественное в мире средство коммуникации. Правильно созданный фильм предоставляет широкое пространство для эмоций: японская публика должна реагировать в те же моменты, что и индийск ...

Филармония
48 126 Оперный театр 34 73 Итого: 82 199 По данным табл. 8 мы отмечаем, что участники хора значительно перекрывают данные таблицы 3, где из 980 респондентов театры посетило 34 человека, концерты творческих к ...

Актуально о культуре

Художественная культура


Художественная культура есть многосторонний процесс и результат эстетического преобразования сферы человеческой жизнедеятельности...

Разделы